grozab (grozab) wrote,
grozab
grozab

Categories:

К вопросу о Второй Поправке-2 Общество трусов, часть первая.

В продолжение предыдущего поста.

Скопипейстино у hyperprapor  Особое спасибо Jat Grut [jatgrut.com] за наводку.

Общество трусов

Джеффри Р. Снайдер
(осень 1993)

 

НАШЕ ОБЩЕСТВО, пожалуй, как ни одно другое в истории человечества, исповедует принцип уважения к личности. Вся наша массовая культура - от журналов мод до кинематографа - превозносит особую ценность отдельной личности и поощряет, оригинальность, независимость в суждениях и свободу самоопределения. Этот энтузиазм отражается в господствующем сейчас мнении, что помощь другим влечёт возрастание чувства "самооценки"; что если человек высоко оценивает себя, он будет счастливым, успешным и, что не очень понятно, ответственным членом общества.

И все же, в то время как людей поощряют упиваться своей индивидуальностью и самоценностью, СМИ и власти непрерывно советуют нам, что перед лицом смертельной угрозы мы не должны сопротивляться. Если на вас напал грабитель, нужно просто отдать ему всё, что он хочет. Если речь идет об изнасиловании, дискуссия сводится к разговорам о том, как женщина может изменить своё поведение, чтобы снизить риск изнасилования, и к обсуждению различных смехотворных "средств защиты", которые она может носить с собой, вроде милицейского свистка, ключей от квартиры, дубинки, или такого внушающего ужас оружия, как сотовый телефон.

Да как такое в принципе возможно? Как человек, так высоко оценивающий свою личность, может не реагировать на оскорбление, которым безусловно является посягательство преступника на его свободу, жизнь и имущество? Как может человек, считающий свободу самоопределения основой своего достоинства, согласиться с тем, что его насильственно лишают этого самого самоопределения? Каким образом он может тихо, спокойно с чувством собственного достоинства отказаться от сопротивления?

Разумеется, предполагается, что тут нет никакого противоречия. Совет "не противодействовать преступному посягательству, а просто отдать свои вещи" основывается на утверждении, что жизнь является высшей ценностью, и что никакое имущество не стоит жизни. Оставим в стороне возмутительность предположения, что с преступником, представляющим смертельную угрозу, следует обращаться так, как будто бы между преступником и жертвой существует некий новый общественный договор: "Я вас не трону и не убью, если вы отдадите мне то, что я хочу". Феминистки много лет объясняли людям, что изнасилование связано не столько с удовлетворением сексуальных потребностей насильника, сколько с его желанием подчинить и разрушить личность жертвы. Вероятно, кто-то должен сообщить властям и СМИ, что похищение и захват людей, грабёж и вооруженное нападение - это посягательства не столько на собственность, сколько на личность.

Преступление - не только полное отрицание общественного договора, но и насилие над личностью и достоинством жертвы. Если достоинство человека состоит в том, что он является наделенным разумом и моральными принципами существом, добровольно вступающим в свободное взаимодействие с другими, то преступление всегда есть посягательство на человеческое достоинство. Фактически, преступление - это акт порабощения. Ваш бумажник, кошелек, или автомобиль не могут стоить дороже вашей жизни, но ваше достоинство может; а если оно не стоит того, чтобы за него бороться, то вряд ли оно вообще у вас есть.

 

Дар жизни

Хотя современному человеку трудно представить себе это, некогда существовало всеобщее убеждение, что человеческая жизнь есть дар Божий. И не защищать её в минуты опасности означает презирать этот дар. Человек, который так поступает - трус, он нарушает свои обязательства перед обществом. В одной проповеди, которая была произнесена в 1747 году в Филадельфии, отказ от сопротивления преступнику приравнивался к греху самоубийства:

"Тот, кто позволяет забрать свою жизнь тому, у кого для этого нет власти, и не противостоит насильнику, повинен в грехе самоубийства, ибо Господь повелел ему стремиться продлить дни свои, и само естество учит каждое творение защищаться".

Сегодня "трусость", "уважение к себе" и "чувство собственного достоинства" в значительной степени исчезли из публичных дискуссий. Взамен "достоинства" нам предлагается "высокая самооценка". "Уважение к себе" предполагает, что у человека есть моральные принципы, в соответствии с которыми он себя оценивает. "Самооценка" просто измеряет, насколько человек удовлетворён собой. Раньше мерой "достоинства" были самообладание и сила духа человека перед лицом превратностей жизни и враждебности других людей. Теперь же представления о достоинстве изменились. "Достоинство" требует, чтобы мы избегали любых конфликтов, поскольку, вероятно, наша драгоценная личность не в состоянии пережить даже словесных оскорблений. Это - яркое свидетельство слабости характера современного человека и его душевной пустоты.

Невозможно говорить о проблеме преступности, не говоря о моральной ответственности жертвы. Преступники бесчинствуют, потому что мы, законопослушные граждане, потворствуем им, ищем для них оправдания, подчиняемся им. Мы разрешаем и поощряем преступность, потому что мы не сопротивляемся преступникам "здесь-и-сейчас". Преступность растет не потому, что у нас не хватает тюрем, судьи и обвинители слишком мягки, а инициатива полиции скована абсурдными инструкциями. Причина - в отношении общества к преступности. Мы - общество трусов и слабаков.

 

Пока вам везло

В 1991 году, когда министр юстиции и генеральный прокурор Ричард Торнберг опубликовал ежегодные данные ФБР по статистике преступлений, он сказал, что у человека больше вероятность стать жертвой насильственного преступления, чем попасть в автомобильную аварию. Несмотря на это, большинство людей охотно верит, что существование полиции освобождает их от ответственности в том смысле, что им не нужно заботиться о самозащите. Полицейские, однако - не персональные телохранители. Их роль - в том, чтобы сдерживать преступность фактом своего существования и ловить преступников после совершения преступления. Суды неоднократно подтверждали, что в обязанности полиции не входит защита конкретного гражданина от конкретного преступления. Вы не можете подать на полицию в суд за то, что она не смогла защитить вас от преступников.

Полиция действительно внушает ужас преступникам, поэтому преступники не совершают преступлений там, где есть полицейские. К сожалению, из этого следует то, что если вы станете объектом внимания преступников, полицейских рядом не будет.

Если вы станете жертвой ограбления или изнасилования, вы обнаружите, что вызвать полицию в то время, когда вас грабят, в течение этого процесса очень сложно, даже если у вас с собой сотовый телефон. Тем не менее, вам, возможно, интересно узнать, сколько времени в среднем проходит до появления полиции. Согласно статистике министерства юстиции за 1991 год, полицейским удалось прибыть на место насильственного преступления не позже, чем через 5 минут, только в 28% случаев от всех вызовов". Мнение, что защита полиции - это своего рода услуга, которую можно заказать по телефону и получить своевременно, ошибочно. Как говорят владельцы оружия: "Вызовите полицию, скорую и доставку пиццы. Посмотрите, кто приедет первым!"

Многие люди "решают" для себя проблему преступности, убеждая себя, что они живут, работают и перемещаются только в "безопасных местах". И каждый раз они бывают сильно удивлены, когда оказывается, что преступникам наплевать на эти правила и наплевать на вымышленные границы. Если же вы всё-таки осознаете, что преступление может произойти где угодно и когда угодно, и если понимаете, что можете быть искалечены или смертельно ранены за какие-то секунды, тогда, возможно, вам стоит задуматься, следует ли вверять вашу безопасность в чужие руки.

 

Власть и ответственность

Стоит ли ваша жизнь того, чтобы её защищать?

Если да, то кто несёт за это ответственность? Если вы считаете, что полиция, вы не только ошибаетесь - поскольку суды считают иначе - вы занимаете морально сомнительную позицию. Как вы можете требовать от другого человека рисковать собственной жизнью, чтобы защитить вашу? Потому что это его работа и он получает за это зарплату? Потому что ваша жизнь бесценна, а зарплата полицейского $30 000 в год? Если вы сами считаете, что отражать нападение преступника с помощью летального оружия неправильно, как вы можете требовать от другого человека, чтобы он сделал это вместо вас?

Вы верите в то, что вам запрещено защищать себя, потому что полиция более квалифицирована, потому что они - профессионалы, а вы - несчастный "любитель"? Да бросьте! Это всё равно, что верить в то, что только концертирующие пианисты имеют право играть на пианино и только профессиональным спортсменам разрешено заниматься спортом. Какие такие особые качества есть у полицейских, которых нет у нас, простых смертных?

Тот, кто ценит свою жизнь и принимает на себя ответственность за свою семью и своих близких, должен позаботиться о способах сопротивления, и быть в состоянии принять ответные меры в случае, если ему и его близким угрожает смертельная опасность. Такой человек никогда не будет полагаться исключительно на других в вопросах личной безопасности или считать, что достаточно вести себя осторожно и избегать "опасных мест". Скажем прямо: ответственный человек должен иметь оружие и уметь с ним обращаться, чтобы защитить себя при столкновении со смертельной опасностью.

К счастью, имеется такое оружие для защиты жизни и свободы, которым может пользоваться практически любой человек. Это пистолет. Небольшой и достаточно лёгкий, чтобы можно было его носить; смертельный, но в отличие от ножа или меча, не требующий большого навыка или силы, это воистину "великий уравнитель". Требующий лишь координации руки-и-глаза и немного самообладания в стрессовой ситуации, он может быть эффективно использован и престарелым, и слабым против молодого и сильного, и одним против многих.

Пистолет - это единственное оружие, которое даст одинокой девушке шанс дать отпор банде насильников, учителю - защитить детей на перемене от сумасшедшего, собирающегося устроить резню в школе, семье туристов - защититься на станции метро от малолеток, вооружённых бритвами и ножами.

Но, поскольку мы живём в обществе, которое в большинстве против свободного ношения оружия, мы оказываемся в центре Большой Американской Войны с Оружием. Борьба с гражданским оружием - вот одно из наиболее заметных полей битвы среди текущих культурных баталий. Примечательно, то малодушие, которое проявили в этой битве представители нашей "консервативной элиты". Фактически, они уже признали моральную правоту оппонентов из числа сторонников ограничения оружия.

Столпы консервативного истэблишмента Уильям Ф. Бакли и Патрик Бьюкенен стараются не затрагивать эту тему. Многие видные республиканцы - за драконовский контроль. Глава департамента по борьбе с наркотиками Уильям Беннет посоветовал президенту Бушу-старшему запретить "наступательное оружие". Джорж Вилл рекомендовал отменить Вторую Поправку (гарантирует право каждому гражданину США иметь оружие), а Джек Кемп выступает за запрет на владение полуавтоматическим "наступательным" оружием. Битва за право на оружие ведётся преимущественно простыми людьми. Убеждения наших элит, как либеральной, так и консервативной, фактически содействуют росту преступности в обществе.

 

Преступность и контроль за оружием

С любой здравой точки зрения, практически все предложения ограничить право граждан на владение и ношение оружие - чушь. Законопроект Бреди, будь он принят, не помешал бы Джону Хинкли добыть оружие и выстрелить в президента Рейгана. Хинкли купил оружие за пять месяцев до покушения, и его медицинские проблемы никак не повлияли на выданное полицией разрешение, т.к. медицинские данные являются конфиденциальными. Точно так же, в Калифорнии длительный период ожидания до получения оружия на руки и проверка биографии не помешали Патрику Парди купить "наступательную" винтовку и пистолеты, которыми он убил школьников в Стоктоне, ведь до этого он не был признан виновным в совершении уголовных преступлений, что могло бы послужить основанием для отказа в продаже ему оружия. Его предыдущие правонарушения квалифицировались не как уголовные преступления, а как проступки.

В середине шестидесятых появилась социальная реклама, нацеленная на владельцев автомобилей - для предупреждения угонов. Суть рекламной кампании состояла в том, чтобы побудить владельцев не оставлять ключей в салонах. Лозунг был "не помогайте хорошему парню стать плохим". Идея была в том, что оставляя ключи в машине, нормальный, законопослушный владелец подталкивает других на правонарушения; других, которые были бы "хорошими", не введи он их во искушение. В то время у людей было достаточно здравого смысла, чтобы рассудить, кто и за чьё поведение должен отвечать. Эта рекламная акция успешно привела в бешенство значительную часть аудитории и была вскоре прекращена.

Практически все меры по ограничению права на владение и распоряжение оружием оружия предлагаемые Handgun Control, Inc. (HCI - лобби противников гражданского оружия) и другими опираются на похожие представления. Они основаны на убеждении, что законопослушные владельцы оружия в Америке есть источник всех проблем. Своим бессовестным желанием владеть оружием они создают общество, наводнённое пистолетами, тем самым помогая "хорошим мальчикам" стать "плохими", а плохим мальчикам стать ещё хуже. Естественно, что перекладывание моральной вины за насильственные преступления на плечи законопослушных граждан и скрытое оправдание преступников возмущает честных владельцев оружия.

В материалах HCI и прочих выступающих за ограничение права на владение и распоряжение оружием организаций полно предложений ограничить доступность полуавтоматического и другого огнестрельного оружия для законопослушных граждан и напрочь отсутствуют предложения по пресечению насильственных преступлений и наказанию преступников. Глупо ожидать, что предложения HCI или законы об ужесточении контроля над гражданским оружием существенно обуздают преступность. По данным департамента юстиции и бюро по контролю за спиртными напитками, тачными изделиями и оружием (ATF), 90% тяжких преступлений совершаются без пистолета, 93% оружия преступники приобретают незаконным путём, минуя все контролирующие учреждения. Кроме того, число насильственных преступлений ничтожно по сравнению с количеством гражданского оружия в Америке. По оценке ATF, в стране 200 миллионов единиц огнестрельного оружия, около трети - пистолеты. Когда оружия так много, его всегда будет достаточно для желающих использовать его в преступных целях, независимо от строгости запретов и суровости наказания за нарушение. На самом деле предложения HCI и других организаций по ограничению права на владение и распоряжение оружием не нацелены на ограничение преступности. Здесь дело в другом.

 

Тирания элиты

Ограничение права граждан на владение и распоряжение оружием - это моральный крестовый поход против отсталого, темного населения. Об этом свидетельствует не только явная неэффективность предлагаемых ограничений для предотвращения преступлений, и не только то что ограничиваются права законопослушных граждан, а не преступников, но и та ненависть которую сторонники ограничений испытывают к владельцам оружия и их мерзкому орудию, NRA (National Rifle Association - Национальная Ружейная Ассоциация). Владельцы оружия обычно изображаются как необразованные, параноидальные жлобы, маньяки, склонные к насилию. Именно они выступают против гражданских свобод. Именно они больше всех нуждаются в просвещении и перевоспитании в социально-демократическом духе. В этой связи очень типично высказывание губернатора штата Нью-Йорк Марио Куомо. По его мнению, владельцы оружия - это "охотники, которые дуют пиво, не ходят на выборы, и врут своим женам, где они шлялись все выходные". Национальной Ружейной Ассоциации тоже достается. Сенатор Эдвард Кеннеди назвал её "лучшим другом драг-дилера". Карикатуристы издеваются над сторонниками НРА за то, что они якобы выступают за право детей носить оружие в школу. В целом, пресса придерживается мнения, что НРА выступает за Богом данное право человека по желанию отстреливать кого угодно.

Этот стереотип, конечно, ложный. Криминолог и конституционный адвокат Дон Б. Катес, и бывший сотрудник HCI доктор Патриция Харрис отмечают: "исследования последовательно показывают, что в среднем владельцы оружия лучше образованы и имеют более престижную работу, чем те, кто не владеет оружием...". Последние исследования показывают, что владельцы оружия в большей степени, чем остальные группы населения, осуждают жестокость полицейских, насилие над инакомыслящими и т.п.

Консерваторы должны понять, что неприязнь левых к владельцам оружия проистекает из их веры в утопию "идеального государства". Лучшее описание этой утопии дал Платон в "Республике". В этой работе Платон утверждает, что абсолютно справедливым является то общество, где невооруженные люди проявляют добродетель, занимаясь каждый своим делом, то есть выполняя предписанные им государством функции, в то время как правящая элита царей-философов (которая находится над законом и под охраной абсолютно лояльной армии) управляет, планирует и контролирует общество, опираясь на мифологию, которая скрывает и оправдывает тоталитарные манипуляции.

Продолжение 

 

 


Tags: вторая поправка, гражданские права, оружие, свобода
Subscribe

  • Ордынка

    Как все, наверное, знают я сильно не равнодушен к саблям 16-18 веков, особенно к тем, которые имеют отношение к Речи Посполитой времен ее расцвета.…

  • Очередное ганшоу

    Скатался на ганшоу. Честно говоря думал, что вообще не попаду... Малая наконец-то пошла в садик, и проxодив два дня вернулся наматывая сопли на купак…

  • Очередное ганшоу

    Давно не писал. Но вот что-то у меня с ганшоу никак не складывалось - либо не было возможности поеxать, либо денег именно в этот момент СОВСеМ не…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 1 comment