grozab (grozab) wrote,
grozab
grozab

Category:

К вопросу о Второй Поправке-2 Общество трусов, часть вторая.

Часть вторая, начало здесь

Жизнь без оружия

Когда журналист Карл Роувэн проповедует ограничение оружия, но сам использует его для защиты своего дома, когда губернатор Мэрилэнда Уильям Дональд Шэфер год за годом пытается запретить полуавтоматическое "оружие нападения", чьё единственное предназначение, как нам говорят, "убивать людей", а сам в это время передвигается в сопровождении полиции штата, вооружённой внушительными девятимиллиметровыми полуавтоматическими пистолетами - это не просто лицемерие. Это проявление особого склада ума, свойственного всем высшим существам, которые взвалили на свои плечи тяжкое бремя просвещения диких масс и которые полагают, как наши конгрессмены, что законы писаны для других.

Представители левой элиты знают, что они и есть цари-философы. Они знают, что людям нельзя доверять; что люди неспособны к честному и справедливому самоуправлению; что оставленное без присмотра общество будет расистским, в нем будут угнетать женщин и преследовать гомосексуалистов, а также попирать права человека. Только левая элита знает, как навести порядок. Они помогут нам жить хорошей и честной жизнью, даже если им придётся для этого лгать нам и прибегать к насилию. И они не терпят тех, кто стоит у них на пути.

Частное владение огнестрельным оружием - это вызов тоталитарной утопии. Тот, у кого есть оружие, знает, что свобода и независимость - не подарок государства. Такой человек оставляет за собой окончательное право судить, посягает ли государство на свободу и независимость. Он готов защитить свободу не одними словами, и способен дать отпор тоталитарным посягательствам со стороны государства.

 

Опыт Флориды

Недоверие элиты к массам, лежащее в основе движения за ограничение права на гражданское оружие, ярко проявилось во время кампании HCI против нового закона о разрешении скрытого ношения оружия во Флориде. До 1987 года действовал закон, разрешавший скрытое ношение в пределах отдельно взятого округа. Закон был нечётким и, как результат, был объектом противоречивых интерпретаций и политических манипуляций. Разрешения выдавались в основном сотрудникам охранных фирм и привилегированным гражданам с политическими связями. Разрешения действовали только в пределах округа, в котором были выписаны.

Однако Флорида в 1987 году приняла унифицированный закон штата, обязывающий власти округов выдавать разрешение на скрытое ношение любому, удовлетворяющему определённые критериям. Согласно закону, разрешение должно быть выдано любому заявителю, который является резидентом, достиг 21 года, не имеет криминального прошлого, не является алкоголиком, наркоманом, не имел душевных заболеваний и предоставил подтверждение удовлетворительного прохождения курсов техники безопасности в NRA или у иного компетентного инструктора. Заявитель должен предоставить отпечатки пальцев, после чего власти осуществляют проверку личных данных. Разрешение должно быть выдано либо отклонено в течение 90 дней, действует на всей территории штата и должно продлеваться каждые 3 года, что даёт властям возможность заново оценить держателя разрешения.

Этот законопроект вызвал яростные протесты HCI и средств массовой информации. Закон, утверждали они, приведёт к тому, что граждане будут стрелять друг в друга при бытовых ссорах, в том числе при неосторожном вождении, грубом поведении и т.п. Таким образом, Флорида превратится в рай для вооруженных параноиков, где любая проблема будет решаться с помощью пистолета людьми, действующими как судья, присяжные и палачи в обществе "Смертельное Желание".

Никакая другая кампания HCI не демонстрирует так ярко убеждения элиты, лежащие в основе стремления отобрать у граждан оружие. Устанавливая критерии для получения разрешений на владение оружием, HCI и СМИ исходят из того, что законопослушные граждане готовы убить ближнего из-за любой ерунды, и лишь отсутствие немедленного доступа к пистолету удерживает их и не даёт рекам крови растечься по улицам. Простые люди настолько интеллектуально и нравственно несовершенны, что перепутают разрешение на ношение оружия для самозащиты с государственной лицензией на убийство.

Сбылись ли страшные предсказания? Несмотря на то, что в округах Майами и Дэйд были серьёзные проблемы с торговлей наркотиками, уровень убийств во Флориде после вступления в силу этого закона упал. То же самое произошло в Орегоне после введения там аналогичного законодательства. Имеются, кроме того, документальные свидетельства об использовании новыми владельцами оружия для самозащиты. Информация Госдепартамента Флориды показывает, что с начала программы в 1987 до июня 1993 было выдано 160 823 разрешения, и лишь 530 (или около 0,33%) заявителям было отказано в разрешении по причине несоответствия критериям. Это показывает, что закон приносит пользу именно тем, кому он предназначался - законопослушным гражданам. Только 16 разрешений (менее 0,01%) были отозваны по причине совершения владельцами оружия преступлений, связанных с его применением.

Законодательство Флориды использовалось как модель для законодательства в штатах Орегон, Айдахо, Монтана и Mиссиссипи. Кроме того, семь других штатов (Мэн, Северная и Южная Дакота, Юта, Вашингтон, Западная Вирджиния и, за исключением городов с населением более 1 млн. жителей, Пенсильвания) также предоставляют разрешения на скрытое ношение законопослушным гражданам, которые соответствуют различным объективным критериям, а в Вермонте разрешения не требуется вообще. В целом, в 13 штатах законопослушные граждане, желающие носить оружие для самозащиты, могут это делать. И хотя никто, кажется, не собирал статистику во всех этих штатах, имеется достаточно данных, подтверждающих благонадёжность граждан, носящих оружие.

Есть и другие подтверждения того, что вооружённые граждане очень ответственно подходят к применению оружия для самообороны. Криминолог университета штата Флорида Гэри Клек, использовав обзоры и другие данные, установил, что вооружённые граждане защищают свою жизнь и имущество с помощью огнестрельного оружия приблизительно 1 миллион раз в год. В 98% таких случаев гражданин лишь демонстрирует оружие или делает предупредительный выстрел в воздух. Лишь в 2% случаев граждане стреляют в нападающих. Защищая себя, вооружённые граждане уничтожают от 2000 до 3000 преступников в год, в три раза больше чем полиция. Общенациональное исследование Кейта, конституционного адвоката и криминолога, обнаруживает, что только в 2% случаев граждане по ошибке принимают за преступников невиновных. Полиция стреляет в невиновных в 11% случаев, т.е. доля ошибки более чем в пять раз выше.

Рассмотрев вышеприведённые данные и опыт Флориды, просто невозможно прийти к выводу, что честные, законопослушные граждане являются маргинальными психопатами, ищущими повод подстрелить кого-либо, линчевателями или некомпетентными дураками, неспособными определить, когда можно применить смертельное оружие для защиты своей жизни. Не стоит удивляться таким результатам. Ведь изнасилование, грабёж и преднамеренное убийство не являются действиями, требующими особых умственных способностей. Чтобы их распознать, не требуется глубоких книжных познаний. Когда человек угрожает женщине ножом и говорит "ты пойдёшь со мной", вряд ли она может ошибаться относительно его намерений. Маловероятно, что в этой ситуации она будет стрелять в невиновного. А вот для полиции, которая редко находится на месте во время совершения преступления, куда больше шансов оказаться в ситуации, когда виновность не так очевидна, и когда вероятность ошибки выше.

 

Оружие и свобода

Политическая философия давно признала тесную связь между личной свободой и готовностью народа защищать её с оружием в руках. Политические теоретики, такие несходные как Никколо Макиавелли, Томас Мор, Джеймс Харрингтон, Алджернон Сидней, Джон Локк, и Жан-Жак Руссо, разделяли мнение, что вооружение народа жизненно необходимо для сопротивления тирании. Когда государство разоружает граждан, оно тем самым порабощает их. Только наличие у граждан оружие дает гарантию того, что правительство управляет лишь с согласия управляемых. Как показал Кейт, Вторая Поправка в той же мере является следствием этой политической философии, как и результатом конкретного опыта американской революции. Однако наша консервативная элита отказалась от этого достижения политической философии. Хотя наши консервативные интеллектуалы считают владельцев оружия союзниками, их борьба за право на владение и распоряжение оружием непоследовательна. Дело не в том, что консервативные интеллектуалы - сторонники тоталитарной утопии, хотя неизвестно, насколько левые одиноки в своём убеждении, что можно решить общественные проблемы с помощью государственного регулирования. Проблема в том, что у консервативной и либеральной элит есть некоторые общие культурные черты.

Одна такая черта - вера во власть слова. Неспособность нашей консервативной элиты защитить Вторую Поправку происходит в большой мере от переоценки права на свободу слова, сформулированного в Первой Поправке, и общей недооценке действия. В призывах отменить Вторую Поправку скрывается предположение, что для защиты нашей свободы достаточно и Первой Поправки. Эта вера заключается в том, что свобода не находится под угрозой, если люди могут открыто выражать своё мнение, что никакая тирания и злоупотребления не могут пережить огласки в печати; и что достаточно сказать преступникам, что они преступники для того, чтобы они устыдились. В двух словах, это вера в то, что правды достаточно для того, чтобы сделать людей свободными.

Исторический опыт говорит о том, что этого недостаточно. Подтверждение находят скорее взгляды Гоббса, Макиавелли и других сторонников республиканского правления. Только люди, желающие и способные защищать себя, могут сохранить свои свободы. Очень соблазнительно думать, что появление массовых электронных средств связи навсегда изменило баланс сил между государством и гражданами. Однако, эта точка зрения не проверена временем: история средств массовой коммуникации насчитывает немного лет. Телевидение, радио и пресса - лишь орудия, которые, как и пистолеты, можно использовать ради добра или зла. В конце концов, Гитлер был искусным оратором, он использовал радио очень эффективно, а также был пионером в использовании пропагандистских возможностей кинематографа. Кроме того, конечно, у него были штурмовики, которые очень хорошо умели подавлять инакомыслие среди интеллектуалов.

 

Вежливое общество

Наша консервативная элита не только переоценивает возможности слова. Она разделяет с левыми убеждение, что вооруженное общество не является цивилизованным, что массовое владение оружием - пятно на нашей цивилизации. Это убеждение, связывающее безоружность с цивилизованным поведением является одним из фундаментальных неизученных верований нашего времени.

Почитав английскую литературу 16 - 19 столетия, можно обнаружить множество упоминаний того, что джентльмен, особенно находясь ночью на улице или в путешествии, брал с собой меч или пистолет для защиты от разбойников и т.п. И не похоже, чтобы это особо шокировало даму, если она была с ним. Правда, в то время не было полиции, но мы уже опровергли убеждение, будто бы существование полиции избавляет человека от ответственности за свою безопасность, и в любом случае существование полиции не устранило совсем преступность.

Совсем не очевидно, почему "цивилизованное поведение " состоит в том. чтобы быть лёгкой добычей для преступника, тем самым поощряя преступность. Возможно, общество, в котором преступление является настолько редким, что никому не нужно носить оружие, и является "цивилизованным", но общество, которое клеймит позором носящих оружие законопослушных граждан - потому, что оно не доверяет своим гражданам больше, чем боится насильников, грабителей и убийц - конечно, не подпадает под это определение. Возможно, мнение о том, что самозащита с помощью смертельного оружия не является "цивилизованным поведением", возникает из убеждения, что насилие всегда плохо, или из убеждения, что каждое живое существо настолько самоценно, что неправильно убивать кого-либо при любых обстоятельствах. Необходимый вывод из этих суждений таков, что жизнь не стоит защищать. Их никак нельзя назвать "цивилизованными", поскольку на практике представления о том, что сопротивление насилию и убийство всегда неправильны способствуют возрождению варварства. Их воплощение в жизнь неизбежно приведет к тому, что те, кто не уважает жизнь и собственность, будут властвовать над теми, которые уважают.

На самом деле, тот, кто убеждён, что неправильно вооружать себя против преступного насилия, проявляет презрение к божьему дару жизни (или, говоря современным языком, не ценит себя должным образом), ведет себя безответственно по отношению к своей семье и близким, и объявляет себя умственно и морально ущербным, так как не доверяет сам себе. На самом деле, государство, которое лишает своих законопослушных граждан способа эффективно защитить себя - не цивилизованное, а варварское. Оно становится пособником убийц, насильников и бандитов и проявляет свою тоталитарную сущность, молчаливо допуская, что беспредел, творимый преступниками, представляет гораздо меньшую угрозу, чем мужчины и женщины, считающие себя независимыми и действующие соответственно.

Пока сторонники ограничения права на владение и распоряжение оружием и прочие адвокаты доброго, мягкого общества постоянно порицают наше "вооруженное общество", на самом деле мы не живём в вооружённом обществе. Мы живем в обществе, в котором преступники и представители государства обычно носят оружие, а многие законопослушные граждане владеют оружием, но не ходят вооружёнными. Статистика Министерства юстиции свидетельствует, что 87% всех насильственных преступлений происходит вне дома. Фактически, имея десятки миллионов единиц огнестрельного оружия, мы - невооружённое общество.

 

Вернем нашу безопасность!

Ясно, что полиция и суды не обеспечивают существенного сдерживания преступности. В то время как левые обращают внимание на бедность, образование и программы борьбы с наркоманией, консерваторы выбирают более прямой путь. Джордж Вилл призывает к значительному увеличению числа полицейских и созданию добровольных дружин охраны порядка. Тем временем, NRA и многие лидеры-консерваторы выступают за то, чтобы преступники, совершившие насильственные преступления, отбывали по крайней мере 85% своего срока, а при повторном нарушении получали пожизненное заключение.

Наше общество страдает от вредного убеждения, что лишь действия властей являются законными, и что государство есть источник нашего земного спасения. Рецепты борьбы с насильственной преступностью (как левые, так и консервативные) не учитывают того, что граждане сами должны заботиться о своей безопасности, а переоценивают возможности государства влиять на моральное состояние общества. Пока законопослушные граждане не принимают персональной ответственности за совершающиеся преступления, программы борьбы с преступностью - и левые, и правые - не будут работать.

Законы, запрещающие скрытое ношение оружия честным, законопослушным гражданам не порождают ничего, кроме неуважения к закону. Отцы-основатели хорошо понимали, что правительство, не доверяющее своим честным, законопослушным, платящим налоги гражданам средства самозащиты, само не достойно доверия. Закон, разоружающий честных граждан, означает, что государство - господин, а не слуга народа. Необходим федеральный закон, отменяющий все законы штатов и местные акты и признающий право на ношение оружия законопослушными гражданами. Закон необходим для корректировки возмутительного поведения властей штатов и местных властей, действующих по своему усмотрению на основе системы лицензирования.

То, что нам точно не нужно - это ужесточение контроля. Те, кто призывает к отмене Второй Поправки, обнаруживают серьёзное непонимание Билля о Правах. Билль о Правах не дарует права людям, и его отмена не означала бы появления у правительства новых, ранее запрещенных полномочий. Билль о правах - это перечень фундаментальных, естественных прав, которыми человек наделён Создателем. Эти права определяют, что значит быть свободным и независимым народом. Они должны существовать для того, чтобы правительство правило только с согласия народа.

Однажды это было даже признано Верховным Судом. В деле "Соединённые Штаты против Круикшанка" (1876) - первый случай, когда Суд имел возможность толковать Вторую Поправку - было решено, что право, предоставленное Второй Поправкой, "не является правом предоставляемым Конституцией. Существование этого права, по определению Суда, не зависит от этого акта". Отмена Второй Поправки не объявила бы оружие вне закона, как, например, отмена Пятой Поправки не наделила бы правительство правом произвольно сажать и убивать людей. Правительство, которое аннулирует любую часть Билля о Правах, при поддержки большинства или без таковой, всегда действует неправомерно, становится тираническим и теряет моральное право управлять.

Вооруженные граждане США не склонны к компромиссам и не пойдут покорно во мрак тоталитарной утопии. "Вы можете отобрать у меня пистолет только через мой труп" - вот наше кредо. Если левые видят в нем свидетельство нашей отсталости и дикости, то мы, вооруженные граждане, надеемся, что они способны так же бескомпромиссно отстаивать свободу слова, как мы - право на самозащиту. "Заберёте у меня пистолет, только вынув его из моих холодных, мёртвых рук". Пока либералы примут это утверждение как свидетельство ретроградной, насильственной природы владельцев оружия, мы, владельцы оружия, надеемся, что либералы питают такие же чувства к своим печатным станкам, текстовым процессорам и телевизионным камерам. Республика зависит от пылкой преданности всем нашим фундаментальным правам. Будущее страны зависит от того, насколько мы готовы бороться за наши фундаментальные права и свободы.


Оригинал на английском:
http://www.comeandtakeit.com/arms-lif.html
Купить можно тут: http://www.amazon.com/Nation-Cowards-Jeff-Snyder/dp/1888118083
Tags: вторая поправка, гражданские права, оружие, свобода
Subscribe

  • Очередное ганшоу

    Давно про ганшоу не писал - интересныx не было. Либо добыча такая, что xвастаться не интересно, либо пистолеты про которые я сто раз уже писал -…

  • Ордынка

    Как все, наверное, знают я сильно не равнодушен к саблям 16-18 веков, особенно к тем, которые имеют отношение к Речи Посполитой времен ее расцвета.…

  • Очередное ганшоу

    Скатался на ганшоу. Честно говоря думал, что вообще не попаду... Малая наконец-то пошла в садик, и проxодив два дня вернулся наматывая сопли на купак…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 19 comments

  • Очередное ганшоу

    Давно про ганшоу не писал - интересныx не было. Либо добыча такая, что xвастаться не интересно, либо пистолеты про которые я сто раз уже писал -…

  • Ордынка

    Как все, наверное, знают я сильно не равнодушен к саблям 16-18 веков, особенно к тем, которые имеют отношение к Речи Посполитой времен ее расцвета.…

  • Очередное ганшоу

    Скатался на ганшоу. Честно говоря думал, что вообще не попаду... Малая наконец-то пошла в садик, и проxодив два дня вернулся наматывая сопли на купак…