grozab (grozab) wrote,
grozab
grozab

Categories:

Графомания-2

Былина о том, как Обыкновенный Человек и Великий Русский Народ Жар-Птицу добывали.


Глава первая, в которой все только начинается.

Шел теплым сентябрьским днем по улице в восточном направлении Обыкновенный Человек. Одет был по моде недавно ушедшего века - итальянские туфли польского пошива, рубашка в светлую полоску и серый костюмчик со штрипками. Ну, в тот самый, в котором он на паспорт в 16 лет фоткался. Для чего, собственно, костюмчик и был заботливыми родителями приобретен. Впрочем, сохранился костюмчик неплохо, вот только брюки на коленях пузырями обвисли, да на заднице лоснились слегка - а так ничего, носить можно. На левом запястье у него тикали недорогие, но с претензией, кварцевые часы "Ситизен", а на правом - "Компас Туристический", что по 4 рубля 18 копеек в "Спорттоварах" продавался. Компас, несмотря на почтенный возраст, работал исправно - благодаря ему и знал Обыкновенный Человек, что движется он именно на восток, а не на, скажем, на юго-запад. Шел он себе неспешна по Тверской (бывшей Пролетарского Писателя Максима Горького улице) и на углу Хрещатика повстречался ему Великий Русский Народ. Великий Русский Народ был, как ему и полагается, русоволос, русобород и русопят. Несколько смущала легкая татарская раскосость, да и нос напоминал не то пресловутый шнобиль, не то клюв Горного Орла с не менее Гордых Кавказских Гор, но ведь это же еще не повод... Хотя любители (а также профессионалы) выискивать пятна на Солнце были всегда.

Были у Великого Русского Народа на ногах лапти липового лыка, да фигурного плетения крестиком, повыше лаптей портки спортивные "Адидас" с белыми лампасами, в области Народного Генофонда украшенные бело-голубой вышивкой то ли под Гжель, то ли под китайскую вазу династии Мин. Подпоясаны были портки те кондовым вервием. На шее, как полагается, золотая цепь с Распятием на полкило весом, да вериги рабские. Кожан мягкий турецкий с запахом кирзового сапога третьего срока носки. Ну а под кожаном никакой такой рубахи вовсе не имелось - одна лишь грудь богатырская с наколотым на ней жженкой расплывшимся профилем. В общем, так себе прикид, в приличную ресторацию не пустят - фейс-контроль по фейсу настучать может. Правда, шапка была – загляденье. Чудо, а не шапка. Модная такая формовка из собаки колли, но на первый взгляд под лису за раз канала. Великий Русский Народ потом рассказал по секрету, что раньше, как полагается, был драный заячий треух. Но уж очень застебала его этим треухом Мировая Общественность. И байки гнусные травила, и карикатуры рисовала. Достала - слов нет, одни выражения. Сперва он тот треух не глядя Пилсудскому махнул на фуражку-конфедератку. Но получилось плоско, пошло и квадратно. Так что пришлось на толкучку, что на Черкизовке, пилить - там и взял формовку у цыган. Кинули, гады - бабки взяли как за лисью. Ну да хрен с ними - солнце темечко не печет, зимой ухи не мерзнут и лады.

Стрельнул Великий Русский Народ у Обыкновенного Человека сигаретку, прикурили от Олимпийского Факела (мимо как раз факелоносец пробегал, в Сочи торопился), потрындели за жизнь. Ну, и как частенько в жизни бывает, понравились друг дружке - спасу нет. Давай, говорит Обыкновенный Человек, дальше вместе двинем. Веселей будет, вдвоем-то! Вот только с именами сперва разберемся - уж больно долго выговаривать. Меня, к примеру, Георгием зовут. А можно - Жорой. Лады, говорит Великий Русский Народ - меня Ваней. На том и порешили. Свернули с Хрещатика на Фонтанку, взяли в ларьке по кружке кваса и присели в тенёчке на травку кваском этим себя побаловать. Хотели на лавочку, но та занята была - на ней Борис Гедальевич Штерн авторскую копию "Сказок Змея Горыныча" химическим карандашом правил. И где только карандаш-то химический раздобыл? В "Канцтоварах" такой уже лет сто не найдешь - одни маркеры импортные...

Допили квас, посидели. Помолчали.

- Слышь, Жора - подал голос Ваня, - квас-то на жаре ой как хорош! Но пиво - все-таки лучше.

- Кто же спорит, Ваня, кто же спорит, - протянул Жора. - У меня, кстати, еще с получки осталось немного...

- Так чего же мы сидим? Я тут одно местечко недалеко знаю...

Встали кореша, отряхнули штаны от травки зеленой, и двинули не спеша вниз по Фонтанке. В аккурат на углу Фонтанки и Дерибасовской подвальчик был пивной. А над ним вывеска - Президент Соединенных Штатов Америки Теодор Рузвельт пиво из трехлитровой банки хлещет и надпись нерусскими буквами - "Gambrinus". Спустились в подвальчик, огляделись. Уютный такой подвальчик. В меру грязный, в меру темный. Стены сплошь лозунгами да транспарантами сомнительной актуальности завешены. Столик только один занят - сидит за ним Типичный Русской Интеллигент в потертом костюмчике да из Большого Тульского Самовара воду в блюдечко цедит. Прихлебнет воды из блюдечка, глянет взором печальным на плакат "Сколько водки не пей, а похмеляться все равно водой будешь!", и опять прихлебнет. Да еще за стойкой Штерн Борис Гедальевич примостился - рукопись "Да здравствует Нинель!" правит. Правда, уже простым карандашом, не химическим. Тут к ним сразу и половой подскочил - "Чего изволите-с?". Вёрткий такой, пробор зализан да набриолинен, усишки колечком нафиксатурены, рубаха белая да крахмальная, вот только возле ворота то ли кровью вымазана, то ли кетчупом.

- Нам бы пивка для рывка, - говорит Жора. - Ну и закусь к пиву, какая есть.

- Это у нас - сколько угодно-с! Вот, просю и столик удобный, в уголке.

Сели друзья за столик, ну, тот самый, что под плакатом "Лучше красные, чем голубые!" стоит. Закурили.

Половой мигом тут как тут:

- Какое пиво изволите-с? Есть свежайшая "Балтика", в прошлом годе из Германии депортированная. Рекомендую-с! А на закуску - отменные раки-с!

- Хрен с тобой, тащи "Балтику". Ваня забычковал окурок о столешницу.

- А раки какие?

- Как водится, большие - по 5 рублей и маленькие по 3.

- Тащи маленьких. Но много.

- Сей момент-с!

Приняв заказ, половой, как у их племени испокон веков водится, исчез минут на сорок. Друзья со скуки успели все лозунги на стенах прочитать да полпачки "Ватры" скурить. Наконец-то половой нарисовался - в одной руке две кружки запотевшие с теплым пивом, в другой поднос с раками. Раки действительно мелковатые. Не раки даже, а какие-то креветки-переростки. Но по 3 рубля. Тот, что на подносе с самого края лежал, фальшиво насвистывал "Интернационал". Остальные - "Варшавянку". Ваня того рака, что "Интернационал" свистел, сразу подцепил, оборвал клешни и сжевал. Ну, чтоб диссонанс не вносил. А то если каждый свое свистеть начнет...

- Вань, ты этот кабак знаешь, тут с пивом как - недоливают или разбавляют?

- Недоливают! - Вань хлебнул пивка. - И разбавляют!

Жора подозрительно покосился на кружку - пены было больше половины. Ваня сжевал еще одного рака, икнул. Изо рта вылетела пара мыльных пузырей и медленно поплыла по залу.

- Стиральный порошок для пены досыпают, "Лотос". Суки!

Ваня залпом допил свою кружку. Печально вздохнув, Жора принялся пить пиво мелкими глотками. Покончив с пивом, отдали должное ракам.

- Надо было брать тех, что по 5, - сказал Ваня. - Это же не раки - один панцирь! Мяса, как в таракане.

- Да ладно, раки как раки. Бывают меньше. По рублю

- Ну что, двинулись помаленьку?

- Пошли!

Жора бросил на стол несколько смятых червонцев.

Сразу выйти из кабака не получилось - по улице грохотал Золотой Эшелон. На крыше паровоза сидел Суворов-Резун и что-то орал благим матом. Подождав, пока поезд проедет, друзья двинулись дальше. Фонтанка постепенно сужалась, пока не превратилась в грязный, кривой переулок. "Кривоколенный 5", - прочитал Ваня ржавую табличку на ближайшем доме. Переулок неожиданно закончился небольшим уютным двориком, заросшим старыми липами и агавами. Посреди дворика прямо на земле играли в орлянку Лев Троцкий и Левка Бронштейн. Троцкому не везло, он кусал губы и нервно пощипывал бородку а-ля Мефистофель. Из подворотни выглядывал какой-то невысокий шкет в надвинутой на глаза кепке и дразнил Троцкого.

- Какой ты, нахер, Демон Геволюции - картавил он. - Политическая Пгаститутка, вот ты кто!

Троцкий не выдержал, вскочил и погнался за шкетом. Подброшенный им пятак чеканки 1961-го года завис в воздухе. Левка Бронштейн зевнул, уселся на стопку журналов "Дневник Оппозиции" и принялся перечитывать контракт на поставку ледорубов из Испании. Подрядчик, Рамон Маркадер, поставки задерживал. Левка перечитывал контракт и начинал закипать. - Это что же делается, товарищи! Если эта сука испанская поставки сорвет, мы же в трубу вылетим!

Подивившись на такое дело, друзья свернули в подворотню.

Навстречу им попался Борис Штерн с подшивкой журнала "Химия и жизнь" подмышкой. В подворотне было темно. Да и немудрено - заместо фонаря висел Генеральный Секретарь Коммунистической Партии Советского Союза, Четырежды Герой Советского Союза, Герой Социалистического Труда дорогой Леонид Ильич Брежнев. В левой руке за Леха Валенсу он держал извивающуюся Польшу, а в правой - черновики эпохального романа "Малая земля". Дорогой Леонид Ильич мерно покачивался на хорошо намыленной веревке и тихонько бредил цитатами из "Продовольственной программы".

- Все чудесатее и чудесатее! - сказал Ваня.

Жора согласно кивнул. Протиснувшись вдоль стеночки мимо беспокойного генсека, друзья вышли из подворотни на набережную Москвы-Реки. По течению реки медленно плыла плоскодонка. Давешний шкет в кепке, тот самый, что Троцкого дразнил, тыкал в дно длинным шестом и бормотал: "Здесь "Аврора" пгойдет, а здесь не пгойдет". Причем при слове "Аврора" вся его картавость куда-то пропадала - слово звучало твердо и раскатисто - "Авррорра!". На веслах сидел печальный Михаил Веллер. Периодически он табанил веслами, притормаживая движение лодки. Жора перегнулся через парапет и закричал: - Эй, мужики! Не перевезете? Нам бы на тот берег...

Шкет от неожиданности упустил шест и тот поплыл вниз по реке. Переглянувшись с Веллером, он кивнул, и лодка заскользила к набережной.

- Пегевезем. Почему бы, батенька, и не пегевезти. А вот вы, товагищ, - он обратился к Ване, - мне за пегевоз вашу кугточку не дадите? А я вам свой пиджачок отдам. Клевый пиджачок, я его в Цюрихе бгал.

Жора покосился сперва на шкета, потом смерил глазом Ванину фигуру. Фигура впечатляла. Из Ваниной куртки можно было пошить палатку для роты таких шкетов...

- Да вы не волнуйтесь, батенька! Пиджачок как газ впогу будет!

- Вань, ты как?

- Ну, если не врет и пиджак впору будет... Примерить можно.

Шкет ловким движением выскользнул из пиджака и протянул его Ване. Под пиджаком оказалась чрезвычайно грязная, но накрахмаленная до невозможности манишка. Ваня не торопясь снял куртку, положил ее себе под ноги и взял пиджак. Покрутил его, посмотрел на свет. Зачем-то понюхал. В его руках пиджак напоминал больше носовой платок. Покачав головой, Ваня натянул пиджак. К немалому его удивлению, пиджак пришелся впору. Разве что рукава были слегка коротковаты.

Шкет движением опытного ширмача выхватил у Вани из-под ног куртку и быстро в нее закутался.

-Ну, товагищи, а тепегь попгошу в лодку!


Tags: Всякая хуйня, Графомания, Попиздеть
Subscribe

  • Очередное ганшоу

    Давно про ганшоу не писал - интересныx не было. Либо добыча такая, что xвастаться не интересно, либо пистолеты про которые я сто раз уже писал -…

  • Ордынка

    Как все, наверное, знают я сильно не равнодушен к саблям 16-18 веков, особенно к тем, которые имеют отношение к Речи Посполитой времен ее расцвета.…

  • Очередное ганшоу

    Скатался на ганшоу. Честно говоря думал, что вообще не попаду... Малая наконец-то пошла в садик, и проxодив два дня вернулся наматывая сопли на купак…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments