grozab (grozab) wrote,
grozab
grozab

Categories:

Графомания-4

Глава третья — птица первая.


Дальше смотреть стало не интересно, друзья сели на трамвай. Трамвай проехал метров двадцать, звякнул звонком и остановился — рельсы кончились. Друзья вышли из трамвая и опять оказались на углу Тверской и Хрещатика.

Ваня потянул из кармана неизменную «Герцеговину Флор», закурили.

-Ваня - нарушил тишину Жора - сдается мне, мы все по кругу ходим... Кстати, я тебя так и не спросил — Quo Vadis? Камо грядеши, в смысле.

-Да вот, Жора, счастье я ищу.

-О как... А какое оно счастье-то, по-твоему?

-Ну не знаю... Главное — чтоб сразу, много и для всех. И бесплатно. Жора выплюнул под ноги окурок папиросы.

За спиной послышались переборы гитары и звон бубнов. К друзьям подскочила молодая цыганка, ослепила блеском глаз, оглушила звоном манист, закружила яркой юбкой.

-Позолотите ручку, яхонтовые мои! Всю правду скажу, будущее открою!

Ваня насупился — после давешней истории с шапкой, цыганам он не доверял. Жора нашарил в кармане олимпийский рубль с мишкой. Рубля было жаль, но может цыганка чего умного скажет. Цыганка подкинула рубль на ладони, сунула его куда-то глубоко в декольте и неожиданно перешла на суконно-деловой тон.

-Вот что, молодые люди. Ваше счастье, она кивнула на Васю, искать придется долго и сложно. Счастье там, где хорошо. А хорошо — там, где вас нет. Так что придется вам, молодые люди, проявить качества присущие советскому народу. Так то: оптимизм, настойчивость и веру в Светлое Завтра не омраченное Темным Прошлым. А теперь давайте, двигайте. Проход не загораживайте — видите — люди ждут! Цыганка стремительно закрутилась на месте, взмахнула цветастой шалью и исчезла. Друзья обернулись и видели, что за спиной у них стоит толпа людей в одинаковых серых костюмах с одинаковыми серыми лицами. Над толпой реяли семицветные флаги, портреты Оскара Уайльда и транспаранты нигелистическо-упаднического содержания. Из толпы выступил гражданин с серым, не запоминающимся лицом.

-Освободите тротуар, будьте так любезный! - попросил он.

-А... -Ваня хотел что-то спросить, но Жора схватил его за рукав и потащил за собой через подворотню во дворик.

-Жор, че это ты? Что это были за типы?

-А хер их знает! Но сразу видно — демонстрация. А у меня еще с Первомая на демонстрации аллергия.

Друзья присели на изрезанную многими поколениями дворовой шпаны лавочку, закурили. Дворик был удивительно уютным. Некогда покрашенные желтой краской стены окружающих его домов облупились, старые тополя разрослись настолько, что давали отличную тень. Около мусорных баков тщательно вылизывал лапу толстый и пушистый кот. Резвящихся вокруг него воробьев он демонстративно игнорировал. На натянутой с балкона на балкон веревке сушились ситцевые трусы в горошек и флаг Гондураса. Из распахнутого настежь окна третьего этажа доносился нежный гитарный перебор и тихий голос напевал:

«Кавалергарда век недолог,

И потому так сладок он,
Поет труба, откинут полог,
И где-то слышен сабель звон...»

Внезапно песня оборвалась, послышался какой-то скрип и треск и грянуло разудалое: «Выбери меня! Выбери меня! Птица счастья завтрашнего дня...»

-Кстати о птичках, то есть о счастье. Где мы ее искать-то будем?

-Кого?- не понял Ваня.

-Птицу Счастья, естественно, мы же вроде за ней идем?

-А чего ты решил, что счастье — птица?

-Ну, надо же счастье как-нибудь персонифицировать. А то искать будем до морковных заговин...

-Хорошо, договорились — счастье это птица. А какая? Ваня вытащил из-под скамейки толстый том с тисненой надписью «Орнитология», открыл алфавитный указатель, пробежался по списку. - Жора, «Птица счастья» в справочнике не значится... Ни названия, ни видовых признаков, ни ареала обитания...

Боюсь, эта книга нам не поможет. Специалист по счастью нужен.

-Это какой же специалист?

-Вань! Ну, ты же самый начитанный народ в мире! Если, конечно, пропаганда не врет, как всегда. Исследованием счастья испокон веков писатели да философы занимались. Вот нам и нужен специалист по писателям. Ну и по философам заодно. Не может же быть, чтоб писатели за все это время нужную нам птичку не отследили. Не тот это народ...

-Ну, тогда двинули специалиста искать.

Друзья встали с лавочки и опять нырнули в подворотню. Прошлись себе по Невскому, свернули Цветной бульвар. На углу глазастый Ваня углядел покосившуюся вывеску «Букинист», под ней вывеска поменьше «Книжная лавка Юрия Семецкого. Книги на любой вкус».

Вывеску украшал раздувшийся до размеров среднего удава Книжный Червь. В профессорской мантии и пенсне.

-Сюда-то нам и надо - обрадовался Жора.

В лавке пахло пылью, временем, мышами и подгоревшей манной кашей. В глубину уходили бесконечные книжные стеллажи, монументальные, как стены Кремля. У ближайшего стеллажа с новинками фантастики Борис Штерн что-то тихо обсуждал с Андреем Платоновым. Навстречу друзьям бойко выкатился невысокий плотненький человечек с грустными одесскими глазами и херсонским акцентом.

-Семецкий, Юрий Михайлович - отрекомендовался он. - Чем могу быть полезен? Чего-нибудь легкого на досуге почитать или что ни будь поконкретнее?

-У нас тут вот какая проблема - начал Жора. Нам счастье необходимо.

-В каком смысле? - удивился букинист.

-В смысле описание счастья и где его искать.

-Да-с, молодые люди... Задали задачку. Если взять, к примеру, Платона...

-Не надо Платона. Ваня взял инициативу в свои руки. - Нам Птица Счастья нужна.

-А, это уже несколько проще! Семецкий метнулся к стеллажу и начал с фантастической скоростью выдергивать книги и, как опытный шулер карты, раскладывать их по столу. Уже через минуту стол был покрыт книгами «в три куверта»

-Вот, вам молодые люди, «Русские народные сказки» - там жар-птица присутствует в полном ассортименте. Вот вам «Конек-Горбунок», сочинение господина Ершова, там тема Жар-Птицы исключительно раскрыта! Вот сочинения Геродота, Птицу Феникс описывающие. А вот тут, прошу обратить особое внимание, справочник по славянской мифологии. - Семецкий выложил на стол огромный том в потрепанном переплете.- В нем описаны три Райские Птицы — Сисрин, Алканост и Гамаюн. Вероятнее всего одна из них вам и нужна. Правда, одну из них считают не Птицей Счастья, а как раз наоборот...

Неожиданно за спиной скрипнула дверь, в книжную лавку вошли трое перетянутые портупеями, в скрипучих сапогах и фуражках с синими околышами.

-Семецкий, Юрий Михайлович? - не представившись, спросил старший из них — вам придется поехать с нами. Для выяснения некоторых обстоятельств.

Семецкий смертельно побледнел, окинул тоскливым взглядом книжные стеллажи. Двое портупейных подхватили его под локти, слаженными движениями вынесли из лавки и засунули в «воронок». Старший окинул друзей свинцовым взглядом и развернувшись вышел. Осмотрел машину и сел рядом с водителем. «Эмка» выплюнула облако фиолетового дыма и умчалась.

-Ну и что теперь делать будем? Какую из этих птичек искать?- спросил Ваня.

-А черт его знает... Не успел нам Семецкий с птичками все разъяснить. Возьмем за рабочую гипотезу, что это одна из мифологических птиц. Но вот которая? Тем более, что одна из них «...как раз наоборот», как изящно Юрий Михайлович выразился. Вдруг не ту найдем? Хотим, как лучше, а получится, как всегда...

-Да уж, ребус... Пошли что ли на свежий воздух, мне на природе как-то лучше думается.

Друзья вышли из лавки и по безымянной проселочной дороге направились к леску, что виднелся неподалеку.

- Чую Жора, поиски наши совсем безнадежные… – начал Ваня.

- Ты это Жора брось! Вспомни, что цыганка сказала – ” оптимизм, настойчивость и вера в Светлое Завтра ” – так что надежду нам никак нельзя терять!

- А ты верь больше цыганам! Соврут – недорого возьмут! Хоть на мою ”лисью” шапку глянь…

Так припираясь, дошли до опушки леса. На опушке, ободрав зеленый дуб, стоял белый “Мерседес”. Из разбитого радиатора клубами вырывался белый пар. На расстеленной на крышке багажника газетке, красовался классический русский натюрморт – бутылка “Русской”, три стакана и огурец. Рядом в кустах валялось еще несколько пустых пузырей. На бревне сидели Борис Штерн и Михаил Шемякин, подперев подбородки кулаками, слушали, как сидевший на пне напротив, Владимир Высоцкий рвет струны и душу:

” …Птица Сирин мне радостно скалится -
Веселит, зазывает из гнёзд,
А напротив - тоскует-печалится,
Травит душу чудной Алконост.
Словно семь заветных струн
Зазвенели в свой черёд -
Это птица Гамаюн
Надежду подаёт!”

  • Слышь, Ваня! Птица Гамаюн надежду подает – ее и искать будем!

Друзья двинули дальше в лес, но уже веселее. С Надеждой.

Не успели углубиться в лес, как послышались голоса. Вроде как команды выкрикивает кто. Причем истинно русским командным языком — матом то есть. Друзья переглянулись и повернули на голоса. Тропинка петляла меж деревьев, пока не уперлась в глубокий овраг. На дне оврага, на краю свежевырытой ямы стояли несколько оборванных и избитых людей. Руки у них были стянуты за спиной проволокой. Напротив них выстроился десяток солдат в фуражках с синим околышем. Командовал ими скуластый раскосый лейтенант в щегольских хромовых сапогах. Ваня ойкнул — он узнал одного из связанных — это был Семецкий, владелец книжной лавки...

- Отделение целься! Стволы карабинов вскинулись неровной линией. - Пли! Грянул залп и расстрелянные повалились в яму. Лейтенант подошел, достал из кобуры ТТ и не глядя выпустил восемь пуль в яму. Затвор пистолета стал на задержку. Лейтенант спокойно перезарядил пистолет и сунул его обратно в кобуру. - Закапывайте! Он устало кивнул на яму. Солдаты быстро составили карабины в козлы и взялись за лопаты. Через пару минут только небольшой холмик перекопанной земли напоминал о расстреле. Солдаты построились неровной шеренгой, и под командой скуластого лейтенанта потопали, что-то негромко напевая себе под нос. Друзья стояли на краю обрыва, молчали. Говорить не хотелось. Вспыхнувшая было на опушке Надежда, свернулась клубочком и ежонком шмыгнула в кусты. Внезапно послышался негромкий плач. Друзья заозирались по сторонам. Первым источник плача заметил Жора — на ветке, растущей на противоположной стороне оврага вербы, сидела Птица Сирин. Ее черные перья отливали Донбасским антрацитом, сливаясь с такими же черными волосами, обнаженная женская грудь содрогалась в рыданиях, по миловидному лицу текли слезы. Слезы падали на свежую братскую могилу и расцветали Незабудками.

  • Ваня! Это она, Птица Счастья! Жарко зашептал Жора.

  • Не знаю, ой не знаю... Как то иначе себе я счастье представлял...

Друзья спустились в овраг, робко покосились на клумбу незабудок, что совсем недавно была могилой и стали карабкаться вверх по песчаному склону оврага. Ваня, благодаря свой богатырской силушке, выбрался на верх первым. Жора, из-за своего среднестатистического телосложения, несколько раз срывался и скатывался вниз. Увидав такое дело, Ваня развязал веревку, служившую ему поясом, и бросил конец другу. С Ваниной помощью, Жора быстро влез по крутому откосу. Ваня быстро намотал веревку на место — пока Жора упражнялся в прикладном альпинизме, Ванины портки «Адидас» изрядно сползли, обнажив поротую задницу. Жора-то поймет, но перед Птицей Сирин было неудобно — дама все-таки!

Птица Сирин продолжала самозабвенно рыдать, не замечая ничего вокруг. Друзья робко к ней приблизились.

  • Ну, ты че это — робко начал Ваня. - Поплакала и будет...

  • По невинно убиенным плачь мой! - Гордо вскинула голову Сирин.

  • Ну и ладно... - вступил в разговор Жора. - Им сейчас лучше, чем нам — небось, уже в Светлом Ирии обретаются...

Словно подтверждая его слова, над лесом разносился хриплый баритон Высоцкого:

«Убиенных щадят, отпевают и балуют раем,-

Не скажу про живых, а покойников мы бережем...»

Птица Сирин еще несколько раз шмыгнула носом, слезы на ее лице просохли. Друзья несколько осмелели.

- Слушай, у нас тут вот какое дело — решил брать быка за рога Жора. - Мы Счастье ищем. Ну а ты, как бы по ловчее выразится, Птица Счастья...

Птица Сирин улыбнулась, кокетливо прикрыла крылом обнаженную грудь.

- Ну да, Птица Счастья — прошу любить и жаловать. Вот только Счастье — оно очень разное бывает, сами видели — вон, счастливчики, посмертно оплаканные, под незабудками лежат. Тем, кому память о них нетленная — Счастье, я пою. Вера в жизнь лучшую, светлую — тоже моя епархия. Грусть светлая да скорбь темная, тоска душевная — музыка песен моих. Но вот кому чего другого для Счастья надобно, тем к сестрам моим — Серебряному Алканосту и Златому Гамаюну.

- Ну че, Ваня, берем? Или как? - Жора вопросительно глянул на друга.

Ваня крепко задумался. Память нетленная, да вера в долю лучшую — оно вроде как и Счастье. Но если с другой стороны прикинуть — грусть, скорбь, да тоска у него все больше с запоем недельным ассоциировались. А в запое том, как много раз ему говорили, все неСчастья его и кроются... Так что дело это требовалось крепко обмозговать, не рубить с кондачка.

Птица Сирин и друг задушевный Жора терпеливо ждали Ваниного решения. Жора даже закурил свою «Ватру». Сигаретный дымок вился столбиком, сгущался, клубился и заволакивал овраг туманом. Жора докуривал третью сигарету, когда Ваня наконец встрепенулся. По лицу его, обычно веселому да добродушному, пролегли строгие складки. Видно было, что решение давалось нелегко.

- Слушай Птица Вещая Сирин! - торжественно начал он. - Память нетленную мы на потом оставим, пожить еще хочется. А вот сестер твоих, Алканоста да Гамаюн нам где сыскать? Не подскажешь ли по доброте душевной да отзывчивости природной?

- Увы мне, увы... Не ведаю я, где сестер моих светлых крылья носят. Я-то испокон веков над Русью кружу — и со времен святого князя Владимира, да и до него веков немало... Пока на Руси грусть да тоска правят, я отсюда ни крылом... А вот сестрицы мои — натуры резвые да неуемные, им на месте никак не сидится. То здесь крылом махнут, то там песню заведут. Алканост, вот давеча, письмо прислала — к себе зовет, За Бугор. Мол, берега там кисельные, над Гудзоном-рекой и вообще в магазинах колбасы сто сортов и хамить незнакомым никак не принято. Да только куда же мне от Руси-матушки, от березок, осинок ее да ив плакучих... Так что про одну из сестриц поведала, а вот где Гамаюн искать — то вы у Алканоста спросите. Они завсегда дружнее были.


Tags: Всякая хуйня, Графомания, Попиздеть
Subscribe

  • Немного фоток времен звиздеца

    Сперва просто выпало чуток снежка - редкость для Теxаса несказаная Потом чуток стало превращатся в нечуток... Потом отрубился свет, а с ним -…

  • Пиздец в Техасе

    Вобщем думаю вы в курсе, что в Техасе мааленький армагедец. Докладываю ситуацию. Основные снегопады и мороз -17ц пережили. Сча уже -8ц ночью и -2ц…

  • Аукционное...

    Выдалось на работе пару часов скучного ничегонеделанья с доступом к компу. ПОлез просматривать арxив одного из любимыx аукционов - XерманXисторика. В…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 2 comments